Новость из категории: Новости / Происшествия

Двухлетний мальчик умер от температуры

Маленький сумчанин сгорал в собственной квартире на глазах у родителей от высокой температуры, но взрослые не посчитали нужным показать ребенка доктору.

Двухлетний мальчик умер от температуры

Все началось с банального кашля. Мальчик кашлял, а его мама не уделила этому особого внимания – думала, что само пройдет. Мало того, что не давала крохе никаких лекарств, так еще и температуру не измеряла. Не взялась за градусник мамаша и на следующий день,  когда состояние малыша ухудшилось. Родительница лишь приложила ко лбу ребенка ладонь, таким способом определив, что все с ним в порядке. Вечером женщина все - таки измерила температуру тела ребенка. Увидев, что на столбике термометра выше 38, мамаша дала сыну, которому нет еще и трех лет, полтаблетки ацетилсалициловой кислоты и напоила чаем с малиновым вареньем. На следующий день дитю стало еще хуже: малыш был вялым и кашлял. Однако мама температуру ребенку больше не измеряла, а просто кормила кроху и укладывала спать. Когда мальчик в очередной раз проснулся, мать увидела, что у него посинели губы, и вызвала «Скорую». Но  к приезду врачей     ребенок умер.

Случай произошел в неблагополучной семье: мать ни разу не водила сыночка в больницу, не впускала медиков в квартиру, и не выходила с малышом на улицу. О том, что в семье есть маленький ребенок, соседи знали со слов его 6-летнего братика. Все удивлялись: на какие средства живет семья, в которой кроме двоих детей и их родителей, проживают и дедушка с сожителем, никто нигде не работает?
По выводам экспертизы, малыш умер от интоксикации вследствие высокой температуры. Тем не менее, правоохранители, проводившие проверку, не усмотрели состава преступления в действиях семьи ребенка. Проверку обстоятельств смерти мальчика проводит прокуратура, весьма вероятно, что в отношении родителей будет возбуждено уголовное дело по ст. 166 УК Украины (злостное невыполнение обязанностей по уходу за ребенком, повлекшее тяжкие последствия), предусматривающей до пяти лет лишения свободы.

Случаев, когда родители заболевшего малыша не обращаются к врачу, масса. Как, впрочем, и причин, по которым мамы и папы предпочитают лечить своих детишек самостоятельно. Основные из них – недоверие традиционной медицине, современным медикаментам, а также местным педиатрам. Хотя, по словам главного врача ЦРБ В. Лютова, многие летальные исходы случаются именно по вине родителей. А точнее – из –за несвоевременного обращения в больницу. Многих детишек можно было бы спасти, если бы они вовремя оказались в детском отделении. А то бывает, что мамы с папами доверяют кому угодно, но только не врачам.
Никто не говорит о том, что в больницу не нужно ходить. Совсем наоборот – люди должны обращаться к медикам. А те, в свою очередь, должны работать так, чтобы пациенты не разочаровались в этом обращении. К сожалению, всякое бывает. Вот что говорят глуховчане.

«Забрали нас с годовалым малышом как – то в больницу с гипотермией (высокая температура), - рассказывает глуховчанка А. – У сына были температурные судороги, для нас с мужем это был настоящий шок, мы ведь никогда в жизни еще не видели такого: ребенок закатал глаза, хаотически дергался, весь посинел. Врачи успокоили: мол, 3-5% всех детей склонны к такой реакции на высокую температуру. Так вот, сбивали нам эту температуру уколами, так как сиропы не помогали. Через сутки пребывания в больнице у ребенка опять начались судороги. Я с окаменевшим малышом сбежала с третьего этажа на второй, позвала медсестру – она спала в одной из палат. Как выяснилось, моему ребенку нельзя, чтобы температура тела поднималась выше 38, а она была до сорока. Дело было ночью, но дежурная медсестра и санитарка приняли экстренные меры, вызвали врача из реанимации. Что я пережила в том момент, глядя на скованное судорогами тело своего ребенка, невозможно передать словами. Потом, правда, медики похвалили меня за хорошее самообладание: оказывается, другие мамочки, бывшие в моей ситуации, закатывали на всю больницу истерики, обвиняя врачей и медсестер в том, что они не могут быстрее помочь их малышу. Когда все самое страшное у нас было уже позади,  врачи сказали мне, чтобы я постоянно следила за градусником, и как только будет 38, немедленно звала медсестру. Вечером того же дня я предупредила медсестру о том, что мне, может быть, понадобится ее помощь. И сделала акцент на том, что прошлой ночью я искала медиков по больнице, что на посту никого не было, поэтому я должна точно знать, где медсестра будет спать этой ночью. Чтобы, в случае чего, мне опять не пришлось бегать с малышом с судорогами по всем палатам. Медсестра даже обиделась на мою просьбу: дескать, я всегда на посту, даже и предупреждать не нужно. И вот, ночью на градуснике – 40,5. Я в панике хватаю малыша – и на второй этаж. Медсестры на посту нет! Я – бегом по палатам, открываю двери одной за другой – никого! Оббежав весь этаж, я наконец обнаружила санитарку. А она не знает, где медсестра! И уже мы вместе с санитаркой начали искать пропавшую медсестру по двум этажам, заглядывая в каждую дверь. Поняв, что наши поиски ни к чему не приведут, я побежала в палату, в которой лежит мальчик с бабушкой – фельдшером. Эта бабушка сразу же бросилась спасать моего малыша. И тут – выходит наша пропавшая медсестра! Оказывается, она была в одной из палат - зашла в гости к своей знакомой. Время за разговорами пролетело быстро, и медичка забыла, что она должна быть на посту. На мои претензии дамочка ответила: «Ой, что Вы паникуете? Какая там температура? Вы преувеличиваете! А я, между прочим, на работе – я ведь не покинула отделение!» Злобно вручив мне градусник, медсестра красноречиво застыла в ожидании: сколько ж там набежит?! Причем все это время медсестра хамила и высмеивала меня за то, что я «делаю из мухи слона» - без причины заставила ее заняться моим ребенком. Каково же было удивление этой постулатки в белом халате, когда на градуснике оказалось 40,3! Однако медсестра даже и не подумала извиниться, а спокойно удалилась за уколом для моего малыша. Потом, правда, за ночь у нас в палате она побывала несколько раз. Я, конечно же, сказала медсестре, что о ночном инциденте обязательно расскажу лечащему врачу. А еще лучше – главному.  И что ей ее безответственность так просто с рук не сойдет. На утреннем обходе врач и заведующий отделением уже знали  о том, что произошло ночью – им доложили и без меня. Доктора, кончено же, защищали свою коллегу и уверяли, что в детской больнице – обслуживание на высочайшем уровне, и к каждому больному ребенку и врачи и медсестры пулей мчат на помощь, а у тяжелых деток так вообще круглые сутки дежурят. А о том, что я две ночи искала хоть кого – нибудь из медиков по всему отделению с судорожным младенцем – врачи не поверили: у них такого просто не может быть! Одним словом, конфликт мы замяли, но каждый остался при своем мнении. В этот же день моему ребенку изменили назначение: решили, что температуру лучше сбивать капельницами. Действительно, после первого же капания высокая температура отступила, и мы наконец спокойно вздохнули, а через несколько дней нас и вовсе выписали. Через год, с наступлением зимних холодов, малыш опять затемпературил. В больницу мы обратились лишь для того, чтобы ребенка послушали. И то, дежурная медсестра настаивала на том, чтобы мы приехали на следующий день, потому что сегодня на смене ничего не понимающий врач. Но мы не успели вовремя убежать из отделения, и нам пришлось показаться этому, ничего не понимающему, педиатру. Так вот, прослушав, он сказал, что у нас бронхит и подозрение на пневмонию, и что нам нужно приехать в понедельник (была суббота) и сделать снимок. А пока что, эти два дня, мы должны пить лекарства по списку, который он нам назначил. Ничего из того, что доктор прописал, мы не пили, а лечились народными средствами. От кашля заваривали «баранчики» (первоцвет), малиновые веточки. Температуру сбивали «Нурофеном» (только он помогал всего лишь на несколько часов) и обтираниями прохладной водой. А бронхит – вытираниями самогоном. После первой же вытирки ребенок вспотел и температура спала, больше не возвращаясь. В понедельник, как и договаривались, мы приехали показаться врачу. Дежурил другой педиатр. И выписал справку в детский садик. Ребенок оказался здоров! Когда я сказала доктору, что лечились мы вовсе не тем, что нам приписали, а народными средствами, на нас обрушился шквал возмущений. Молодой врач кричал, что все эти обтирания вредны, и что такие методы лечения мог посоветовать лишь педиатр с 30-летним стажем, который ничего в современной медицине не понимает. Спорить с этим доктором у меня не было желания, и я поспешно покинула кабинет».  

«Я не знаю, кому из детских врачей можно верить, - рассказывает другая мамочка. – Однажды один из них выписал моему малышу кучу лекарств от аллергии, а вот от чего она возникла – так и не выяснил. Я решила следовать совету одной знакомой женщины, работающей в аптеке провизором. Врач, услышав, что я лечила ребенка не по его методу, пришел в ярость: «Да что Вы доверяете аптекаршам?! Ну кто там работает? Вчера на базаре торговала конфетками, а сегодня – таблетками! Они там все такие же бабы, как и Вы! А я – профессионал, и только я знаю, чем лечить детей!»

Одна из главных причин, по которым глуховчане предпочитают народную медицину – недоверие к медикаментам. Ведь ни для кого не секрет, что многие лекарства – подделка. «Хорошо, если вместо нужного препарата просто мела наешься, - говорит одна из собеседниц. – Мел хоть полезный. А если что – то вредное подсунут?!»

« Можно подойти к бабушкам в центре города, назвать им болезнь, и они предложат травки, - рассказывает другая. – На 10 грн можно купить разных травок и вылечиться, а в аптеке нужно выложить за это несколько сотен».

Оксана Ковалева

Поделиться в соцсетях:

Нашли ошибку в статье ? Выделите слово/несколько слов и нажмите Ctrl+Enter

Похожие новости