Новость из категории: Новости / Происшествия

Бабушка посадила 8-летнюю внучку на цепь, чтобы та была у нее под присмотром

41-летняя глуховчанка Лариса Г. – одинокая мать. Родила свою доченьку Катерину, будучи не замужем. Растить ребенка в одиночку было нелегко. Первые пару лет, когда платили декретные деньги, можно было хоть как – то прожить, а потом единственным доходом стало пособие от государства как матери – одиночке. Работу в Глухове Лариса найти не могла: куда ее, без образования, да еще и старше 35-ти лет, с маленьким ребенком, возьмут? Поэтому, когда девочке исполнилось 4 годика, женщина уехала в Киев на работу – устроилась в строительную фирму. Вахтовый метод работы (2 недели через две) и зарплата (порядка 5-ти тысяч гривен в месяц) вполне подошли Ларисе. Четырехлетнюю Катюшку женщина пристроила к своей подруге, живущей в пос. Шалыгино Глуховского района. А через какое – то время родная сестра Ларисы Наталия забрала малышку к себе: она жила вместе с матерью, то есть – с бабушкой девочки. Наташа была уверена, что Кате будет лучше с родственниками, чем с чужими людьми.

Бабушка посадила 8-летнюю внучку на цепь, чтобы та была у нее под присмотром

Однако получилось так, что это решение взять девочку к себе стало роковым: семья разделилась на два воинствующих лагеря, а родные люди превратились в злейших врагов. «В Киеве я работаю с 2009-го года, – рассказывает нашей газете Лариса. – И с тех пор, как Катюшка стала жить у моей матери и сестры, я регулярно переводила деньги на нужды ребенка. А когда приезжала домой, обязательно покупала все необходимое для дочери. Для кого мне еще жить? Естественно, всю свою зарплату я трачу только на нее!». По словам Ларисы, даже, несмотря на то, что она полностью обеспечивает свою дочь, родственники недовольны ею, и все время добиваются, чтобы ее, Ларису, лишили родительских прав. За что, женщина так и не может понять: ее малышка одета с иголочки, на праздниках – всегда самые дорогие наряды, да и вообще, когда Лара приезжает по свободной вахте домой, то занята только доченькой – гуляют, ходят в кафе и т.д.

А недавно вечером позвонила взволнованная Катя (девочке уже 8 лет). Рыдая в телефонную трубку, она рассказала маме, что бабушка ее посадила на цепь, лишив ребенка свободы на весь день. Со слов дочери Лариса узнала, что такое наказание она понесла за то, что без спросу бегает купаться на озеро и к уличным друзьям. Утром бабушка отвела Катюшку в сарай, обмотала цепью за талию и пристегнула к лестнице. А днем, когда бабушке нужно было идти работать в поле, она повела с собой внучку, а там этой же цепью прицепила к заборчику, что вокруг куста смородины. То, что Катя была пристегнута именно к кусту, было ей на руку: ребенок срывал ягоды и ел. В туалет девочка ходила там же, где и сидела. А то, что на улице стояла жара, и Катя все время ныла, что ей жарко и плохо и она хочет пить, пенсионерку особо не волновало. Ответ был один: «Работать не хочешь – значит, и воды не получишь!». Обо всем этом Катерина рассказала маме уже вечером, когда они с бабушкой вернулись из поля, и у девочки появилась возможность позвонить по телефону.

Лариса буквально сразу же отпросилась с работы, и помчалась в Глухов. Приехав поздно вечером, Катю дома не застала: несмотря на то, что на улице было уже темно, 8-летний ребенок где – то бегал. Лара обмотала все окрестности, пока не обнаружила свою дочь в другом микрорайоне, у одноклассника. На вопрос матери, почему ты не дома, девочка ответила, что боится, что бабушка опять посадит на цепь. Поэтому и удрала. На момент беседы с журналистом Лариса уже твердо решила, что ее дочь больше ни дня не проведет с родственниками. По словам женщины, они все издеваются над ее ребенком, потому что она девочка активная и шустрая. Матери Ларисы – 72 года, брату – 45, сестре – 31. И все они, как утверждает Лариса, обзывают Катю дебилкой, дурой, безмозглой овечкой, бараном и т.д. Женщина, отпросившись с работы на два дня, забрала документы дочери из глуховской школы – интернат, где училась девочка, и устроила ее в Киевский интернат для детей из неблагополучных семей. Там Катюшка будет находиться пять дней в неделю. А на выходные мама будет ее оттуда забирать. Посещать обычную школу нет возможности – Лариса проживает в столичном общежитии, а работает на стройке допоздна. Поэтому учреждение интернатного типа, причем – на государственном обеспечении, считает идеальным вариантом для своей доченьки. Кстати, о том, что собирается вывезти Катю из города. Лара своим родным не сказала – не посчитала нужным. «Пусть это станет для них сюрпризом, - говорит женщина. – Мы сказали, что поживем пару дней у подруги, а сами втайне собрали вещи и сегодня вечером уже уезжаем. А они придут 1-го сентября в школу, как ни в чем ни бывало, а Катюхи там нет!».

Дабы выслушать другую сторону конфликта, журналист отправилась к родственникам Ларисы. Честно говоря, даже мысленно настроила себя на встречу с этакой старушкой – монстром со свирепым взглядом. Каково же было удивление автора статьи, когда, постучав в калитку, ей открыла хорошо знакомая пенсионерка – эта бабушка работает в храме, и журналист с ней видится почти на каждой службе. Узнав причину визита сотрудника газеты, Любовь Павловна спокойно, с улыбкой, ответила: «Да, посадила я внучку на цепь, ну и что с того? А что я с ней должна была делать, если она меня не слушается?». Далее последовал длинный рассказ бабушки о том, как ей тяжело и с дочкой, и с внучкой. «Лариска у меня родилась с трудом, роды были тяжелые – тянули вакуумом. Может быть, из – за этого у нее явные проблемы с головой. Медицинского заключения у нас на руках нет, но мы итак видим, что с ней не все в порядке. Да и не только мы, а все, кто с ней общался. Дочь все время кричит, ругается матом, нервная и агрессивная. Можно, конечно же, предложить ей пролечиться, но туда (в психиатрию) только попади – не выйдешь. Лариса была проблемным ребенком: побегали мы за ней, юной: то загулы, то аборты…

Личная жизнь у Лары не сложилась, и в 32 года она родила ребенка. К Катеньке никого не подпускала и близко, даже меня. Говорила, что она – мать, и сама со всем справится. И вправду, справлялась. А когда Кате было 4 года, Лариса уехала на работу в Киев. И девочка пошла по чужим рукам: 2 недели у одной подруги поживет, 2 – у другой. Лариска ее пристраивала по своим знакомым. И так – все время. Ребенок не успевал подстроиться под устои семей, в которые попадал: какое уж тут воспитание?! Сколько бы так мытарствовала внученька по людям, неизвестно, если бы не один случай. Когда Катюшке было 4 годика, и на время маминой вахты она была определена на проживание к подруге Ларисы в пос. Шалыгино, сельская детвора отправилась в лес – за грибами. Катя пошла с ними. И заблудилась. Все вернулись домой, а Катерина – нет! Подруга Ларисы, взрослая женщина, даже в милицию не обратилась: поискали ребенка своими силами, а потом пошли спать. А 4-летняя Катя ночевала в лесу одна. Утром ее нашли: целую и невредимую. После этого моя младшая дочь Наталия предложила Ларисе, чтобы Катерина жила у нас: родственники ведь!

То, что нам придется очень трудно с этим ребенком, мы поняли сразу же после появления Кати в нашем доме. Девочка никого не слушалась, была неуправляемая. Уже в детском саду возникли проблемы: в 5 лет Катюша шокировала педагогов своим умением ругаться отборным матом, а однажды взяла у воспитательницы мобильный телефон и уронила его в унитаз. Сотрудники детского сада говорили, что Катерине нужно было родиться мальчиком – такая она несносная! А в 6 лет, когда Катю привели в школу – интернат на подготовительные занятия, она изрисовала всю парту. В итоге директор школы заявила, что девочке еще рано идти в первый класс, и пусть она годик побудет в садике. Ларисе это не понравилось, и она пожаловалась в Министерство образования в Киеве. Там отреагировали моментально, в школу прибыла комиссия из области и во всем разобралась. В результате в школу приняли и Катю, и других детишек, которых директор забраковала. Данная школа носит статус интерната, и некоторые дети, такие, как наша Катерина, живут там на пятидневке. А на выходные мы ее оттуда забираем. Так вот, за эти выходные она нам давала жару: не слушается, делает что хочет. На летних каникулах так вообще, проявила способности к воровству. Вытащила у меня из кошелька три гривны, а затем вынесла из дому шкатулку с драгоценностями младшей дочери Наталии, и утеряла 5-граммовый перстень. А чуть позже вынесла уже мамины украшения.

Однажды, нынешним летом, я застала Катю в нашем дворе с соседскими детьми. Внучка как – то так странно сказала «Бабушка, а мы тут гуляем!». Ну, думаю, гуляете – так гуляйте. А сама все равно заподозрила что – то неладное. Все выяснилось, когда домой пришла моя дочь Наташа. Она работает менеджером, и главный рабочий инструмент у нее – это ноутбук. Обычно он лежит в ее комнате, и Катерине строго – настрого запрещалось брать компьютер. Для надежности дочь закрывала дверь на ключ. И тут Наталия заходит в спальню, а ноутбука нет! Оказалось, Катерина взяла молоток, разбила окно и вытащила ноутбук на улицу. Куда именно она его потащила – неизвестно, девочки нигде не было видно: убежала куда - то с детворой. Наталия вызвала милицию: в конце – концов, в этом ноутбуке хранится вся ее рабочая информация! Чтобы найти Катю с компьютером, мне пришлось, как спортсмену, обегать всю округу. Нашла. А когда приехали правоохранители, провели с внучкой профилактическую беседу. Объяснили, что если она будет без спросу брать чужие вещи, то сядет в тюрьму.

С ноутбуком инцидент был исчерпан, но что касается поведения Кати, то она как была неуправляемая, так и осталась: бегать за ней и ловить ее по всем улицам у меня, 72-летней пенсионерки, нет ни времени, ни сил. Нужно было каждый день ходить полоть огород, у нас 27 соток земельного участка. Оставить внучку без присмотра я боялась - она ведь меня обманывает, и не говорит, куда на самом деле идет. Например, отпросилась на речку, а сама идет совсем в другое место. А я потом ищу, бегаю кругом… То, как тяжело мне приходится с Катериной, видел мой сын. Поэтому однажды и предложил посадить ее на цепь: сам принес цепку с ошейником. Сказал, что если затянуть ошейник потуже, то уж точно никуда не сбежит! Надевать ребенку на шею ошейник я не рискнула, поэтому просто привязала цепью за пояс и пристегнула к лестнице в сарае. Чтобы Катя при желании могла прилечь, подстелила на пол старые вещи. А потом, когда нужно было идти работать в поле, я перевела внучку из сарая на огород. Там пристегнула к заборчику, что вокруг куста смородины.

Катюша вела себя нормально, ей эта цепка даже не мешала. Я не понимаю, почему ее мать так бурно отреагировала на мой метод воспитания? Умная мама бы наоборот сказала, что я все правильно сделала, нужно было еще и в кандалы заковать! Когда Катя в телефонном разговоре рассказала матери о том, что сидела на цепи, я взяла трубку и добавила, что пусть хоть ругается, хоть нет, но пока она не приедет из Киева, Катерина будет сидеть на цепи! Когда приехала Лариса, она устроила скандал: дескать, как я могла посадить на цепь ее ребенка?! Ей ведь всего 8 лет, и неужели бабушка не могла найти более гуманные методы воспитания?! Я просила у дочери прощения, но она меня не так и не простила». По словам Любови Павловны, Лариса толком и не обеспечивала свою дочь: на праздники покупала дорогущие платья по цене порядка 1000 гривен, чтобы один раз надеть. А затем уезжала, оставляя дочь без копейки и долги по магазинам. С этими долгами потом бабушка рассчитывалась из пенсии. «Катя у нас жила, как барыня, - сказала в завершение нашей беседы Любовь Галка. – А то, что Ларисе не нравится, как я воспитываю ее дочь, так пусть забирает ее к себе в Киев. И вообще, если говорить о Ларисе, то скажу, что в семье не без урода».

Оксана Ковалева

Поделиться в соцсетях:

Нашли ошибку в статье ? Выделите слово/несколько слов и нажмите Ctrl+Enter
загрузка...
Нет комментариев к этой новости. Оставьте комментарий первым

Похожие новости

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии. Пожалуйста зарегистрируйтесь или войдите в ваш аккаунт.
Авторизация с помощью соцсетей:
Авторизация с помощью Facebook Авторизация с помощью Google
загрузка...