Новость из категории: Статьи

Попасть за решетку, чтобы стать человеком?

Есть в Сумах учреждение, которое вполне можно назвать государством в государстве: в нем, расположенном на самой окраине областного центра, в окружении полей и посадок, бурлит жизнь – по своим сводам правил и своему укладу. Речь идет об исправительной колонии №116.
Автор этого материала побывал в ИК, чтобы собственными глазами посмотреть, что же собой представляет жизнь за колючей проволокой. Надо отметить, что попасть по ту сторону решетки не так – то и просто: необходимо пройти ряд процедур. Прежде всего, журналист обязан письменно уведомить о своем грядущем визите Управление государственной пенитенциарной службы Украины, которое находится в Харькове. И только после получения ответа можно отправляться в ИК. В приемной начальника колонии выписывается пропуск, который потом вместе с мобильным телефоном сдается на специальном пункте, затем через несколько дверей-решеток в сопровождении охранников заходим на территорию так называемой зоны.

Пристанище для оступившихся
Первое, встречающееся на пути здание для заключенных - арестантский дом, где содержатся осужденные за нетяжкие преступления. Здесь мужчины отбывают наказание не более полугода. Содержание данной категории обитателей считается облегченным, но зато есть одна важная строгость: этим осужденным запрещены передачи и свидания. Несмотря на то, что сооружение называется, хоть и арестантским, но все же домом, о несвободе красноречиво заявляют тяжелые металлические двери, камеры и охрана.
Комнаты для краткосрочных и длительных свиданий предусмотрены лишь для тех мужчин, которые поселяются в колонию надолго. Здесь чистота и порядок, все условия – прямо как в гостинице. Целых 3 дня осужденные в рамках длительной свиданки могут наедине общаться со своими близкими. В этом плане выигрывают именно женатые люди, ведь им по закону положены такие семейные встречи каждые 3 месяца. Это одна из причин, по которой подопечные пенитенциарных учреждений женятся за решеткой – статус семейного человека существенно облегчает здешнюю участь. Кстати, нынешним летом количество женатиков в стенах ИК – 116 пополнилось. Узами брака связал себя 37-летний сумчанин, осужденный за тяжкое преступление на 14 лет. Со слов начальника колонии Анатолия Гамалея, данный заключенный прибыл в учреждение в 2007 году, а освобождаться ему – в 2021-м. За это время характеризуется лишь позитивно, работает на производстве, участвует в программах для осужденных «Духовное возрождение», действующих при колонии, а также имеет 10 поощрений от администрации учреждения за хорошее поведение. За 3 года до выхода на свободу мужчина решил обзавестись семьей. Доказательства, что этот человек стал на путь истинный, налицо. В целом же, если верить статистике, далеко не все браки, заключенные в местах лишения свободы, долговечны. Часто они расторгаются сразу же после окончания срока отсидки.
Что же касается подопечных колонии, оказавшихся здесь на длительный срок, то живут они в бараках, оснащенных всеми необходимыми человеческими условиями: кровати с чистым бельем, душевая. Питание – хоть и не домашнее, но вполне нормальное. Главное – качественное, свежеприготовленное и обязательно с горячими блюдами. Хлеб ИК – 116 выпекает сама, поэтому недостатка в продукте №1 осужденные не испытывают. Вот рацион одного дня: завтрак – каша с котлетой, хлеб и чай, обед – суп, гарнир с мясом или рыбой, яйцо, ужин – картошка вареная или тушеная с рыбой, чай. Тем, кто прошел лечение от туберкулеза, дается молоко и прочие молочные продукты. В большие православные праздники (Пасха, Масляная), священники угощают заключенных вкусностями.

Без духовности – никак
Есть на территории ИК церковь свт. Николая, построенная руками самих заключенных. Мы побывали там вместе со священником о. Владимиром, который служит в храме св. вмч. Пантелеймона, но каждую среду приезжает в колонию, чтобы духовно окормлять осужденных. Видя, с каким трепетом заключенные встречают батюшку и слыша, как он с ними беседует, на ум сразу же приходят строчки из книги Гюго «Отверженные»: «Есть две справедливости: одна, которая определяется юридическими законами, и другая – высшая справедливость, высшая гуманность, основывающаяся на принципах христианского милосердия». Честно говоря, слушая проповеди отца Владимира, он у меня ассоциировался с героем Гюго епископом Мириелем, который превращал закоренелых преступников в высокодуховных людей, приводя их к вере и Богу. Потому что считал, что не общественные условия нужно изменить, чтобы изменился человек, - надо изменить человека, и тогда изменится общество, искоренится социальное зло. Что людей, оказавшихся за решеткой, можно исправить лишь добром и пониманием, совершая движение от зла к добру, от несправедливости к справедливому, от ложного к истинному, от мрака к свету, от гниения к жизни, от скотского состояния к чувству долга, от ада к небу, от ничтожества к Богу. Автор статьи поинтересовался у о. Владимира, ведет ли он статистику исправленных человеческих судеб, и батюшка рассказал, что ведет, и она лишь свидетельствует о том, что храм обязательно должен быть в таком месте, как колония. Мол, если не будет этого света в окошке, мир покроется мраком безумия. «Есть масса преступлений, за которые не садят, и люди, совершая их, остаются жить на свободе, - рассказывает собеседник. – Есть места хуже тюрьмы, там убивают, а здесь – зализывают раны, полученные в миру. Самому человеку трудно остановиться творить беззакония, а колония – это место, где человек останавливается. Можно посадить человека и обозлить его, сделав еще более опасным для общества, а можно – помочь исправиться. Для этого и есть храмы. Для духовной жизни тюрьмы не существует, ведь для Господа не важно, какими путями человек пришел к нему и вере. А вот на свободе человек может находиться в самой настоящей тюрьме – в плену своих грехов и безбожнической жизни». В храме на территории колонии хранится чудотворная икона Христа Спасителя, которой уже более двухсот лет. Икону подарила бабушка одного из отбывавших срок. История этой иконы очень интересная. Когда – то коммунист – моряк в годы гонения церквей ударил образ молотком, и с иконы брызнула кровь. В одно мгновение у моряка выбило глаз. Эту икону вскоре забрала старушка, сохранила ее, а затем подарила колонии ИК – 116, в которой отбывал наказание ее внук Валерий Кот. Потом мужчина стал иконописцем, расписав почти весь храм. Надо отметить, что ранее здесь была просто община, но в 2005 году, когда открылась церковь, сюда ринулись все – даже блатные к вере приходили. Руками заключенных выполнены скульптуры Иисуса Христа и Божией Матери, Иоанна Богослова, а также Голгофа, панихидные варианты, как напоминание о том, что смерть побеждена. Следует отметить, что иконостас, сделанный из каменной крошки, это как бы дембельский аккорд бывшего осужденного Андрея Ананко. Мужчина изранил свои пальцы в кровь, но доделал до конца начатую работу. После выхода из колонии он побывал в АТО, отдав долг родине. Есть в храме и подаренная владыкой икона «Хлеб жизни». После реставрации в 20017 году благодаря финансовой поддержке о. Владимира, церквушка засияла новыми красками, еще больше радуя глаз прихожан. Хорошо потрудились здесь и осужденные, став современными иконописцами: так, например, Максим Щербак, работавший над иконой Богородицы.
 
Слезы покаяния
В целом же, не одну заблудшую душу спасла церковь, что на территории ИК – 116. Можно привести массу примеров нравственного перевоплощения, так сказать, перерождения человеческого сознания. Взять хотя бы Ивана Мореева, мужчину средних лет. На свободе работал санитаром в психбольнице, но маленькая зарплата заставила промышлять тем, что продавал женщин в сексуальное рабство в Турцию. Легкий заработок на доверчивых дамочках разного возраста, желающих иметь кучу денег, приносил собеседнику немалый доход. Мужчина прекрасно понимал, что вешает лапшу соискательницам, и за морем они будут не посудомойками и горничными, а проститутками, обслуживающими грязных, старых, толстых и грубых турков. Однако стремление обеспечивать семью (жену и троих детей) у Вани было выше всяких моральных принципов, и он безжалостно отправлял туда ничего не подозревающих украинок. Шло время, и Иван, одурманенный вкусом непахнущих денег, что называется, слетел с катушек: продал в сексуальное рабство свою жену и двух старших дочерей. Маленькую, семилетнюю, пока что не тронул. Однако, сколько веревочке не виться, ей все равно приходит конец. Попался Иван на своем сутенерстве и предстал перед законом, получив 6 лет лишения свободы. На данный момент ему уже осталось отсидеть 1,6 года. А что же семья? Герой статьи рассказал нам, что перед заключением они с женой обвенчались. И вообще, они с ней вместе занимались сутенерством, просто он взял всю вину на себя, чтобы не пострадал ребенок. Мол, девочка должна расти с матерью, а не в интернате. Что же касается продажи супруги и дочек туркам, то никто их не продавал, а они уплыли туда добровольно – заработать денег. На вопрос корреспондента, мучает ли его совесть за то, что обманным путем отправлял девчат и женщин в рабство, ответил, что, конечно же, мучает. И чтобы облегчить душевные муки, пришел к Богу. Сейчас служит старостой в храме и пономарем. А вот другой случай: 34-летний Олег из Черниговской осужден за убийство. Все произошло спонтанно. Жена с двумя детками уехала к теще, а он остался с отцом дома. Папа после смерти мамы начал пить, и его частенько хватала «белочка». Так было и в тот злополучный день: пьяный родитель с безумными глазами бросался на сына, сделавшего ему замечание. Тот в ответ ударил его кулаком в лицо, отчего пенсионер упал на бетонное крыльцо и сломал ребро. Кость пробила легкое и спустя 3 дня мужчина умер. Олега осудили на 7 лет. В СИЗО ему вырезали грыжу, а через месяц отправили в Шосткинскую исправительную колонию №66. Муки совести за убийство родного отца не давали покоя, и осужденный пообещал сам себе, что будет молиться за него всю свою жизнь. Стал посещать храм на территории ШИК – 66, а со временем был назначен его старостой. Затем, когда учреждение консервировали и заключенных развозили по другим колониям, Олег молился, чтобы попасть именно в Сумскую ИК – 116. Он, как и большинство осужденных, боялся оказаться в Харьковском учреждении. Но, как назло, фамилия собеседника трижды попадала в число тех, кото должны этапировать именно в Харьков. Олег непрестанно молился. И все 3 раза в самый последний момент каким – то чудом его снимали с этапа. А потом отправили в Сумскую колонию, о чем он так мечтал! По прибытии сразу же пошел в храм и является его постоянным прихожанином. Что касается жены, то она к Олегу не приезжает, ссылаясь на занятость, безденежье и то, что не на кого оставить детей – школьников. История еще одного героя материала – не менее интересна. 57-летний Александр убил своего брата за то, что тот выносил из дому вещи и пропивал, и вообще, превратил родительский дом в притон. «Друзья научили меня бить так, чтобы не носить нож, - рассказывает собеседник. – Вот я и избил брата без холодного оружия, руками и ногами. Но переборщил и убил его. Хотя он бы и сам вскоре умер – от пьянки, поскольку ходил уже как тень». Осужденный вспоминает свою жизнь как бессмысленную, мол, семьи не было, работы – тоже, мотался по заработкам, в погоне за материальным не было времени подумать о моральном. А здесь появилась возможность позаботиться о душе. Александр посещает все богослужения. «Здесь я полностью с Богом», - говорит мужчина.
 
О болезнях телесных
Самое распространенное заболевание заключенных – это туберкулез. Не удивительно, что подхватить палочку Коха опасаются не только те, кто отбывает наказание в колонии, но и те, кто по долгу своей службы вынужден непосредственно контактировать с осужденными, а также – родственники, приезжающие на свидания. Конечно же, риск есть всегда, но данный вопрос находится под тщательным контролем. Согласно нормативным требованиям профилактическое флюорографическое обследование ОГК с 2015 года должно проводиться 2 раза в год, в отличие от прошлых лет, когда обследование проводилось только 1 раз в год. 100% спецконтингента обследуются. При выявлении заболевания подопечные отправляются в специализированную туберкулезную больницу. В Сумской ИК №116 за последние несколько лет не зарегистрировано ни одного случая смерти от туберкулеза… Все впервые обнаруженные в текущем году больные были сразу изолированы от здоровых лиц в изолятор медицинской части учреждения. Несмотря на то, что должность врача-фтизиатра согласно штатному расписанию в Сумской ИК № 116 не предусмотрена, у всех лиц с подозрением на туберкулез были взяты анализы мокроты и направлены в лабораторию г. Харьков».
Что касается инфекционных заболеваний, передающихся половым путем, то осужденные в полной мере обеспечиваются средствами предохранения. Свою лепту в здоровье заключенных вносят и различные волонтерские и религиозные организации.
 
Оксана Ковалева



Поделиться в соцсетях:

Нашли ошибку в статье ? Выделите слово/несколько слов и нажмите Ctrl+Enter
загрузка...
Нет комментариев к этой новости. Оставьте комментарий первым

Похожие новости

Только зарегистрированные пользователи могут оставлять комментарии. Пожалуйста зарегистрируйтесь или войдите в ваш аккаунт.
Авторизация с помощью соцсетей:
Авторизация с помощью Facebook Авторизация с помощью Google
загрузка...